Category Archives: Learning English

Зачем вам английский?

Когда мне говорят:  «Я бы хотел изучать английский, с чего мне начать?», я сразу же задаю этот самый вопрос:  «А зачем вам английский?».  Вопрос не самый сложный, но как показывает практика, каверзный.  Я обратила внимание, что во многих случаях на него нет однозначного ответа, и что те неоднозначные ответы, которые есть, окрашены негативными эмоциями из прошлого, сомнениями, неуверенностью.

Если вы планируете заняться изучением языка или уже его изучаете, задайтесь этим вопросом.  Подумайте не спеша, не поддаваясь клише «да его теперь везде надо знать», «он для всего нужен в наше время», «его все изучают».  Одна из моих учениц сформулировала это так:  «если не знаешь английского, то ты как бы неграмотная!»  🙂  Но если серьезно, то вы планируете тратить время вашей жизни, ваши деньги и усилия, чтобы получить какой-то результат.  Какой результат?  Зачем?  Подумайте, и отвечайте честно.  Самому себе.

За 17 лет репетиторства я выслушала много версий на этот счет:  от «мне надо уметь читать и переводить статьи с английского по моей специальности» до «я хочу читать Диккенса в оригинале, и чтобы все об этом знали, и видели, что я на голову выше этого быдла»…  Всякое бывало.  Но наилучшие результаты и самую сильную «волю к победе» я видела у людей с самой практической мотивацией, самой измеримой:  «мне нужно уметь разговаривать на английском языке, так как я планирую ехать работать в Штаты через полгода», «мне нужно иметь 5 по английскому, а сейчас 3; грамматические тесты проваливаю, словарный запас слабый».  В этих формулировках есть и проблема и видимый путь ее решения.  Хуже, когда на 10-м занятии недовольный ученик говорит, что «наверное, кому-то это дано, а кому-то нет, не вижу смысла продолжать заниматься», и в ходе обсуждения мы выясняем, что вообще-то мы не то делаем.  Не в ту сторону работаем.  Поэтому один из самых разумных шагов, которые стоит сделать, начиная изучать язык — крепко задуматься о своей мотивации и целях.

Напоследок скажу об одной вредной идее, которую я замечала у очень многих моих учеников и студентов:  «Не умеешь — не берись!».  Как вариант: «Не открывай рта, пока не начнешь свободно разговаривать!».  Я на этот счет задаю такой встречный вопрос:  «А как ты начнешь уметь, если не возьмешься?  Как ты начнешь свободно говорить, если боишься открыть рот?».  Ошибки неизбежны, ощущение себя глупым и неспособным выразить свою мысль, к сожалению, тоже.  В этом, имхо, ничего особенно кошмарного нет, так как рядом с вами есть ваш преподаватель, который будет помогать вам  формулировать мысли на другом языке.  Но, судя по моему опыту, многие люди, особенно мужчины, воспринимают это очень и очень болезненно:  «Я не хочу ощущать себя идиотом!»,  «Я вполне успешный и далеко не глупый человек — когда я заговорю?», «да там все вообще… не по-русски!!!».   Новый язык — это не только новые слова, другое произношение, но и новая структура предложения, соприкосновение с другой культурой — пословицами, поговорками, идиомами, устойчивыми выражениями.  Это другой способ думать.  Обучение требует времени, терпения и отсутствия внутренней войны с иностранным языком.  На мой взгляд, пока не прекратится сопротивление изучаемому материалу, как минимум странно ожидать от себя значительных успехов.

Продолжение следует.

Реклама

Английский: мой рывок вперед

А в 7-м классе я влюбилась в одноклассника. Я тоже ему нравилась, но совершенно не в такой степени.  Я сходила по нему с ума — это была та самая первая любовь, когда ты знаешь все о нем:  какая у него ручка, какую музыку он слушает, где гуляет, номер его телефона — это мантра, с его именем засыпаешь и просыпаешься, гадаешь на всем подряд, встретитесь вы сегодня как-нибудь случайно или нет…  Предполагаю, что многие женщины вспомнят что-то похожее, а многие мужчины удивленно хмыкнут, закроют это окошко и пойдут анекдоты читать. 🙂

Самое интересное, что предмет моих воздыханий увлекался физикой, не расставался с паяльником, а амперметр с вольтметром были его лучшими друзьями.  Нам нравилась одна и та же музыка, и мне-таки удалось организовать какое-то подобие встреч-свиданий под предлогом обмена кассетами с новыми альбомами. Я помогала писать ему сочинения и делать задания по английскому, а он объяснял и помогал мне решать задачи по физике и алгебре.  В 8-м классе мы уже начали встречаться как парень и девушка, а не просто друзья, но мое счастье длилось недолго.  В какой-то момент у нас возник конфликт —  мой молодой человек задал мне следующий вопрос: «Вот я занимаюсь физикой, вот паяю что-то конкретное, вот результат у меня в руках. И когда-то я сам соберу реально крутой усилитель, пока не знаю, как, но придумаю.  А вот ты, что ты делаешь?  Что этот твой английский?  Да это тьфу, ничто!  Ты просто слова из книжки в тетрадку переписываешь, зря тратишь чернила…».  Причем вопрос был задан так незлобно, без очевидного намерения оскорбить и высмеять, но я не нашлась, что ответить вот так, сразу.  Я сидела и ловила воздух ртом, как рыба, выброшенная на берег…  

С того вечера все испортилось.  Мы перестали видеться и последняя из моих кассет, которую он слушал, вернулась ко мне через третьи руки с запиской:  «Я не понимаю, что я с тобой вообще делал.  Я не понимаю, какого черта мы тратили время на эту фигню!»  Я чувствовала себя разрушенной глупой уродкой, которую любить никто никогда не будет — не за что, вот же, последние события это подтверждают…  И все свое горе, всю свою тинейджерскую драму я отнесла в учебник с английским, нашла для нее слова на страницах словаря — пыталась записать все это по-английски — и все лето между 8 и 9 классом просидела за книжками.  Подружки гуляли, красили ресницы и заливали челки лаком.  Мне было все равно.  Жаль, я тогда не поняла, что никогда не стоит подпускать к себе мужчин, не уважающих то, чем ты занимаешься.   Этот урок мне придется повторить еще не раз.

Наступила осень, начался 9-й класс, мои друзья и одноклассники стали задумываться о своем будущем:  куда идти в 10-й класс?  В спец.школу поступать?  Оставаться в нашей, совсем обычной школе, до самого конца?  А куда потом? А сколько это будет стоить?  Мы жили очень бедно, родителям, авиационным инженерам, по нескольку месяцев задерживали зарплату.  Мы втроем ютились в однушке на 11 квадратных метрах.  Да, на 11.  Я спала на раскладном кресле.  Мою маму доставали расспросами более благополучные соседки:  «Вам-то при вашем раскладе дешевле всего будет дочку пристроить в монтажный техникум!  Туда недобор, она и сама поступит.  Английским занимается?  Ну в университете все на 20 лет вперед расписано и оплачено, туда только дети высокопоставленных родителей пойти могут».  Мама плакала у стола на кухне, закрывая лицо большим белым полотенцем с коричневыми полосками, а я думала, как бы мне так подготовиться, чтобы без репетиторов и взяток поступить в спец. школу, с английским, а потом … дальше в будущее было страшно заглядывать.

Поздней осенью я узнала о том, что программа студенческого (скорее, школьного, ученического) обмена FLEX проводит отборочные туры в нашем городе.  Что если пройти все 3, то можно на целый год поехать в Америку учиться в школе!  Бесплатно!  А когда я выяснила, что племянница моей школьной учительницы английского языка прошла конкурс и поехала, у меня голова закружилась.  Та девочка, правда, училась в Кольцовской гимназии в центре города, где английский чуть ли не с первого класса, у нее были репетиторы, возможности…  Смогу ли я, дочка нищих инженеров, сама пройти эти этапы?  Если бы мне в тот момент сказали, что через несколько лет я буду проходить свою педагогическую практику в Кольцовской гимназии, я бы не поверила этому человеку и решила, что он издевается.  Но я забегаю вперед.  

Я пыталась подать документы в программу FLEX, но мне отказали:  слишком рано, я не подошла по возрасту.  Сдавать экзамены станет можно только в следующем году.  И весь свой 9-й класс я готовилась к поступлению в 2 спец. школы.  В одну из них, экономический лицей, я поступила, успешно сдав 3 экзамена.  А в педагогический лицей меня приняли без экзаменов, за мой аттестат с отличием.  Там английского было больше, и это все и решило…  

Имела ли развитие наша история с тем молодым человеком?  Да.  У нас был общий друг, «почтовый голубь», который передавал новости в обе стороны:  «Наташка поступила, аж в 2 места, похоже, по-английски уже все понимает»,  «Леха тоже поступил, работает с  отцом в автомастерской, новый магнитофон купил».   Я с кем-то встречалась, общалась, смеялась, слушала музыку, но моим самым верным и вежливым другом был словарь.  Он всегда был рядом и отвечал на все мои вопросы.  С ним вместе, в полной тишине, общаться было легче всего.  🙂  Помню, как смотрела на нашем старом, черно-белом телеке рекламу джинсов Jordache («Джинсы, в которых выросла вся Америка!») и дух захватывало… а что, если?  Правда, а что будет, если…? 🙂

  

 

 

Ин. яз. и я или как все начиналось

В какой-то момент я задумалась, о чем моя жизнь.  Задалась вопросом,  что в ней, несмотря на перемены семейного статуса, мест работы и проживания, всегда остается постоянной величиной, что сопровождает меня всегда и в любых обстоятельствах является отдушиной. 

Это иностранный язык и моя любовь к нему. Иностранный язык как высшее проявление моего любопытства к жизни. Иностранный язык как новый способ думать — структурировать реальность, описывать свой опыт. Иностранный язык как огромное поле общения — друзей много не бывает, единомышленников можно найти везде.  Как и умение водить машину, это новая степень свободы.

 Любопытство к иностранному языку накрыло меня в совсем юном возрасте. В 3,5 года я услышала по радио какую-то песню на английском языке. Помню, что я тут же попыталась повторить, пропеть незнакомые необычные слова. Родители были удивлены, когда я начала их расспрашивать, о чем эта песня и что означает все это непонятное. Они не ожидали такого интереса с моей стороны, объяснили, что эта песня на английском языке, что он очень сложный и что возможно, я буду изучать его когда-то потом в школе.  Помню, я тогда сказала родителям, что в нем слова вкусные, сладкие.  Все посмеялись и забыли об этом.

Когда мне исполнилось 5, папа купил кассетный магнитофон, ИЖ-303 и достаточно быстро понял, что дочка разобралась в том, как включать, выключать и записывать интересные песни с радио, как через шнур, так и через микрофон, и моим музыкальным увлечениям не препятствовал. Наоборот, помогал, подсказывал и слушал эти нескончаемые кассеты со мной. А потом, в один прекрасный день, принес домой кассету с «не нашей» музыкой. Это был альбом Dionne Warwick «That’s what friends are for».  Ура, снова английский, снова вкусные непонятные слова! Мне нравилось слушать и хотелось разгадать английский как загадку, но в конце 80-х на рабочей окраине Воронежа курсов английского не было. Мама сказала, что придется до 5 класса ждать. 

А в 5-м классе нам объявили, что есть возможность изучать французский и английский, и что весь класс разделят на 2 группы. Французская группа считалась более престижной, так как занятия в ней вела профессиональная переводчица с огромным опытом поездок по франкоговорящим странам.  Ее рассказы о Париже и о Марокко, где она какое-то время жила, передаваемые из уст в уста, превращались в легенды. Я, как отличница, должна была учиться у нее.  Прихожу на первый урок иностранного, и выясняется, что меня перевели в английскую группу.  Мама приходила в школу и, ни слова мне не сказав, уладила этот вопрос.  

Английский не был сложным, но за свой первый ответ по чтению я получила двойку.  Очень расстроилась и решила доказать всем, а главное себе самой, что могу. Что еще как могу! 🙂  На этом месте мой рассказ, в общем-то можно заканчивать, потому что практически сразу же я поняла, почувствовала, что он мне «дается». Поддается, открывается.  Мне очень помогала музыка — Ace of Base, 2 Unlimited, Scorpions, Jon Bon Jovi, The Offspring, Nirvana, Bush… Когда количество кассет в доме стало измеряться не штуками, а ящиками, мама осторожно спросила меня: «Наташа, ты мне может расскажешь, о чем они там поют?», пришлось учиться записывать слова песен на слух, делать максимально возможный литературный перевод и маме рассказывать.  Я знала, что буду говорить на нем. Не верила, не надеялась, а знала. 

Слушала BBC на древнем папином радиоприемнике и скупала самоучители c учебниками по английскому в большом книжном магазине в центре города на последние деньги. Среди радио-помех я услышала такие серьезные слова и фразы как «ceasefire» и «peace talks».   Я слушала радио как бы просто так, не заставляя себя садиться и стараться понять каждое слово через невероятное напряжение. Это не получалось и отбивало охоту вообще заниматься языком. Тогда я решила просто к нему привыкнуть. С одной стороны привыкнуть к звуку и мелодике английской речи, с другой — продолжать изучать его по книжкам и словарям. Этот подход я рекомендую всем, кто начинает его изучать — просто слушать, минут по 10-15 в день. Каждый день.  Привыкать к нему, не вымучивая понимание. Сначала прорезаются отдельные слова, которые понимаешь, потом фразы, потом предложения… Но для этого нужно параллельно изучать его по учебнику, с преподавателем или без, и не лениться заглядывать в словарь, тем более, что сейчас значения слов находятся на расстоянии одного клика мышкой от нас, буквально на кончиках пальцев. Уже не надо, как когда-то было нужно мне, листать толстенный бумажный словарь…

А что было дальше, какие дороги открыл мне английский, я в следующих постах расскажу. :). Как первая несчастная юношеская любовь превратилась в мой счастливый и долгий роман с английским. Ну и конечно же я расскажу о том, как к нему, такому неподъемному, огромному, необъятному подойти, подружиться и счастливо его изучать. 

До встречи!