Category Archives: life

Gratitude 6/365

Добрый день!

Мои благодарности жизни на сегодня состоят в следующем:

1.  Я благодарна за мир в доме.  За то, что сейчас спокойно.  Я понимаю, что любая тишина может взорваться криком и что любое затишье может и с вероятностью закончится очередным ураганом.  Но я ценю настоящий момент.  Сейчас я с удовольствием слушаю тишину.

2.  Я буду повторяться, но это стоит сделать:  я благодарна жизни за то, какая у Димки учительница.  Как будто меня кто-то все-таки услышал и возместил за всех орущих предыдущих.  Учителя — очень важные люди, с ними ты проводишь почти столько же времени, сколько и с родителями.  Они впечатываются в память, даже если ты хочешь их забыть.  Учебный день моего ребенка начинается в 8:25 и заканчивается в 2:45.  Это не те 4 урока в первом классе, с 8 до 12, которые когда-то были у меня.  Все серьезнее, объемнее, влияния больше. Gifted and talented.

3.  Я очень рада тому, что у нас дома наконец-то появился телевизор.  Когда мы с мужем решили жить вместе, мы единогласно постановили, что телевизор держать дома не будем.  Это было еще в России, и мы не видели смысла пялиться в зомбоящик.  Кино можно и на компьютере посмотреть.  А сейчас, когда телевизор уже не равен тем телеканалам, которые ловит антенна, когда можно самому решать, что на нем смотреть, мы себе выбрали экранчик.  Интересно, правда, что «Пятый элемент» не пошел у нас в качестве фильма для семейного просмотра.  Димок дотерпел до момента, когда Корбен Даллас, сражаясь с инопланетянами, расхреначивает красивый отель, подошел к папе, спокойно взял в свои руки пульт и вырубил телек.  И также спокойно обосновал почему:  «Слишком много крика и насилия, папа! Все орут, все взрывается, все разрушают!  Ты запрещаешь мне смотреть такие мультфильмы, а сам почему такие фильмы смотришь?».  Имхо, вполне резонный вопрос.  Папа не стал возражать, так как вообще-то не нашел, что ответить.  Мы договорились обсудить телевизионную политику в нашей семье более подробно позже, а пока смотрим что-то более мирное: мульты, weather channel, fora.tv и всякие прочие познавательные программы.

Интересно, что в конце 90-х «Пятый элемент» мне самой не казался фильмом, перегруженным жестокостью, кровью и стрельбой.  Как раз наоборот — столько событий, так увлекательно, так прикольно, снова надо спасать мир, главные герои как бы влюблены друг в друга, сумасшедшее будущее…  А сейчас это все кажется какой-то слишком громкой суетной бессмыслицей.  Видимо, со временем вкусы и восприятие меняются.

А что происходит у вас?

5/365 (gratitude 365 project)

Привет, народ!
Как у вас дела? На нашей стороне скоро осень, ночи прохладные и ветреные. Из новой Димкиной школы пришло письмо со списком покупок для школы и прочими подробностями.
А если ближе к теме поста, то я на данный момент благодарна жизни за то, что:
1. У меня есть возможность учиться. Что есть ted.com и fora.tv и что можно, когда выдается момент, их послушать/посмотреть и расширить свои горизонты.
2. Что мой ноут все еще работает. После того как Димок залил его чаем с молоком прошло почти 3 месяца, а он еще живой.
3. Что впереди осень, в этом году я совершенно без причины жду ее. Красивую осень в Нью-Йорке.
4. Что у меня есть чудесные подруги, способные помочь, поддержать и подсказать мне выходы из разных проблемных ситуаций. Надеюсь, что наши договоренности сработают, разбитые экраны айпадов отремонтируются, и в конечном итоге все будут счастливы. 🙂
5. Что я побывала-таки за почти 3 года жизни в НЙ (Господи, неужели уже 3?) на Бруклинском мосту и посмотрела на всю эту красоту. Было бы хорошо повторить…
А у вас что происходит?

Английский: мой рывок вперед

А в 7-м классе я влюбилась в одноклассника. Я тоже ему нравилась, но совершенно не в такой степени.  Я сходила по нему с ума — это была та самая первая любовь, когда ты знаешь все о нем:  какая у него ручка, какую музыку он слушает, где гуляет, номер его телефона — это мантра, с его именем засыпаешь и просыпаешься, гадаешь на всем подряд, встретитесь вы сегодня как-нибудь случайно или нет…  Предполагаю, что многие женщины вспомнят что-то похожее, а многие мужчины удивленно хмыкнут, закроют это окошко и пойдут анекдоты читать. 🙂

Самое интересное, что предмет моих воздыханий увлекался физикой, не расставался с паяльником, а амперметр с вольтметром были его лучшими друзьями.  Нам нравилась одна и та же музыка, и мне-таки удалось организовать какое-то подобие встреч-свиданий под предлогом обмена кассетами с новыми альбомами. Я помогала писать ему сочинения и делать задания по английскому, а он объяснял и помогал мне решать задачи по физике и алгебре.  В 8-м классе мы уже начали встречаться как парень и девушка, а не просто друзья, но мое счастье длилось недолго.  В какой-то момент у нас возник конфликт —  мой молодой человек задал мне следующий вопрос: «Вот я занимаюсь физикой, вот паяю что-то конкретное, вот результат у меня в руках. И когда-то я сам соберу реально крутой усилитель, пока не знаю, как, но придумаю.  А вот ты, что ты делаешь?  Что этот твой английский?  Да это тьфу, ничто!  Ты просто слова из книжки в тетрадку переписываешь, зря тратишь чернила…».  Причем вопрос был задан так незлобно, без очевидного намерения оскорбить и высмеять, но я не нашлась, что ответить вот так, сразу.  Я сидела и ловила воздух ртом, как рыба, выброшенная на берег…  

С того вечера все испортилось.  Мы перестали видеться и последняя из моих кассет, которую он слушал, вернулась ко мне через третьи руки с запиской:  «Я не понимаю, что я с тобой вообще делал.  Я не понимаю, какого черта мы тратили время на эту фигню!»  Я чувствовала себя разрушенной глупой уродкой, которую любить никто никогда не будет — не за что, вот же, последние события это подтверждают…  И все свое горе, всю свою тинейджерскую драму я отнесла в учебник с английским, нашла для нее слова на страницах словаря — пыталась записать все это по-английски — и все лето между 8 и 9 классом просидела за книжками.  Подружки гуляли, красили ресницы и заливали челки лаком.  Мне было все равно.  Жаль, я тогда не поняла, что никогда не стоит подпускать к себе мужчин, не уважающих то, чем ты занимаешься.   Этот урок мне придется повторить еще не раз.

Наступила осень, начался 9-й класс, мои друзья и одноклассники стали задумываться о своем будущем:  куда идти в 10-й класс?  В спец.школу поступать?  Оставаться в нашей, совсем обычной школе, до самого конца?  А куда потом? А сколько это будет стоить?  Мы жили очень бедно, родителям, авиационным инженерам, по нескольку месяцев задерживали зарплату.  Мы втроем ютились в однушке на 11 квадратных метрах.  Да, на 11.  Я спала на раскладном кресле.  Мою маму доставали расспросами более благополучные соседки:  «Вам-то при вашем раскладе дешевле всего будет дочку пристроить в монтажный техникум!  Туда недобор, она и сама поступит.  Английским занимается?  Ну в университете все на 20 лет вперед расписано и оплачено, туда только дети высокопоставленных родителей пойти могут».  Мама плакала у стола на кухне, закрывая лицо большим белым полотенцем с коричневыми полосками, а я думала, как бы мне так подготовиться, чтобы без репетиторов и взяток поступить в спец. школу, с английским, а потом … дальше в будущее было страшно заглядывать.

Поздней осенью я узнала о том, что программа студенческого (скорее, школьного, ученического) обмена FLEX проводит отборочные туры в нашем городе.  Что если пройти все 3, то можно на целый год поехать в Америку учиться в школе!  Бесплатно!  А когда я выяснила, что племянница моей школьной учительницы английского языка прошла конкурс и поехала, у меня голова закружилась.  Та девочка, правда, училась в Кольцовской гимназии в центре города, где английский чуть ли не с первого класса, у нее были репетиторы, возможности…  Смогу ли я, дочка нищих инженеров, сама пройти эти этапы?  Если бы мне в тот момент сказали, что через несколько лет я буду проходить свою педагогическую практику в Кольцовской гимназии, я бы не поверила этому человеку и решила, что он издевается.  Но я забегаю вперед.  

Я пыталась подать документы в программу FLEX, но мне отказали:  слишком рано, я не подошла по возрасту.  Сдавать экзамены станет можно только в следующем году.  И весь свой 9-й класс я готовилась к поступлению в 2 спец. школы.  В одну из них, экономический лицей, я поступила, успешно сдав 3 экзамена.  А в педагогический лицей меня приняли без экзаменов, за мой аттестат с отличием.  Там английского было больше, и это все и решило…  

Имела ли развитие наша история с тем молодым человеком?  Да.  У нас был общий друг, «почтовый голубь», который передавал новости в обе стороны:  «Наташка поступила, аж в 2 места, похоже, по-английски уже все понимает»,  «Леха тоже поступил, работает с  отцом в автомастерской, новый магнитофон купил».   Я с кем-то встречалась, общалась, смеялась, слушала музыку, но моим самым верным и вежливым другом был словарь.  Он всегда был рядом и отвечал на все мои вопросы.  С ним вместе, в полной тишине, общаться было легче всего.  🙂  Помню, как смотрела на нашем старом, черно-белом телеке рекламу джинсов Jordache («Джинсы, в которых выросла вся Америка!») и дух захватывало… а что, если?  Правда, а что будет, если…? 🙂

  

 

 

4/365

Продолжаем разговор.
Мои благодарности жизни на сегодняшний день следующие:
1. Спасибо всем комментаторам и советчикам насчет нотариального заверения копий документов. Все нотаризовано, отправлено в Office of Teaching Initiatives, ждем ответа.  Вероятно, придется пару месяцев ждать.
2. Радуюсь своим новым оранжевым наушникам и радио Pandora.
3. Кайфую от наших с Димкой поездок в летний лагерь в школе теквондо. Теперь туда не дойдешь просто так за 20 минут, приходится кататься на автобусе Q102, имеющем очень странный маршрут. Мы любим сидеть в самом конце салона, играть в Candy Crush Saga, баловаться, разговаривать обо всем подряд и хихикать.
4. Еще everything bagels with cream cheese — хорошая штука. Конечно, это не здоровая пища, я все понимаю. Ну и что? 🙂
Школа начинается 4 сентября, уже совсем скоро.
А что у вас?

Ин. яз. и я или как все начиналось

В какой-то момент я задумалась, о чем моя жизнь.  Задалась вопросом,  что в ней, несмотря на перемены семейного статуса, мест работы и проживания, всегда остается постоянной величиной, что сопровождает меня всегда и в любых обстоятельствах является отдушиной. 

Это иностранный язык и моя любовь к нему. Иностранный язык как высшее проявление моего любопытства к жизни. Иностранный язык как новый способ думать — структурировать реальность, описывать свой опыт. Иностранный язык как огромное поле общения — друзей много не бывает, единомышленников можно найти везде.  Как и умение водить машину, это новая степень свободы.

 Любопытство к иностранному языку накрыло меня в совсем юном возрасте. В 3,5 года я услышала по радио какую-то песню на английском языке. Помню, что я тут же попыталась повторить, пропеть незнакомые необычные слова. Родители были удивлены, когда я начала их расспрашивать, о чем эта песня и что означает все это непонятное. Они не ожидали такого интереса с моей стороны, объяснили, что эта песня на английском языке, что он очень сложный и что возможно, я буду изучать его когда-то потом в школе.  Помню, я тогда сказала родителям, что в нем слова вкусные, сладкие.  Все посмеялись и забыли об этом.

Когда мне исполнилось 5, папа купил кассетный магнитофон, ИЖ-303 и достаточно быстро понял, что дочка разобралась в том, как включать, выключать и записывать интересные песни с радио, как через шнур, так и через микрофон, и моим музыкальным увлечениям не препятствовал. Наоборот, помогал, подсказывал и слушал эти нескончаемые кассеты со мной. А потом, в один прекрасный день, принес домой кассету с «не нашей» музыкой. Это был альбом Dionne Warwick «That’s what friends are for».  Ура, снова английский, снова вкусные непонятные слова! Мне нравилось слушать и хотелось разгадать английский как загадку, но в конце 80-х на рабочей окраине Воронежа курсов английского не было. Мама сказала, что придется до 5 класса ждать. 

А в 5-м классе нам объявили, что есть возможность изучать французский и английский, и что весь класс разделят на 2 группы. Французская группа считалась более престижной, так как занятия в ней вела профессиональная переводчица с огромным опытом поездок по франкоговорящим странам.  Ее рассказы о Париже и о Марокко, где она какое-то время жила, передаваемые из уст в уста, превращались в легенды. Я, как отличница, должна была учиться у нее.  Прихожу на первый урок иностранного, и выясняется, что меня перевели в английскую группу.  Мама приходила в школу и, ни слова мне не сказав, уладила этот вопрос.  

Английский не был сложным, но за свой первый ответ по чтению я получила двойку.  Очень расстроилась и решила доказать всем, а главное себе самой, что могу. Что еще как могу! 🙂  На этом месте мой рассказ, в общем-то можно заканчивать, потому что практически сразу же я поняла, почувствовала, что он мне «дается». Поддается, открывается.  Мне очень помогала музыка — Ace of Base, 2 Unlimited, Scorpions, Jon Bon Jovi, The Offspring, Nirvana, Bush… Когда количество кассет в доме стало измеряться не штуками, а ящиками, мама осторожно спросила меня: «Наташа, ты мне может расскажешь, о чем они там поют?», пришлось учиться записывать слова песен на слух, делать максимально возможный литературный перевод и маме рассказывать.  Я знала, что буду говорить на нем. Не верила, не надеялась, а знала. 

Слушала BBC на древнем папином радиоприемнике и скупала самоучители c учебниками по английскому в большом книжном магазине в центре города на последние деньги. Среди радио-помех я услышала такие серьезные слова и фразы как «ceasefire» и «peace talks».   Я слушала радио как бы просто так, не заставляя себя садиться и стараться понять каждое слово через невероятное напряжение. Это не получалось и отбивало охоту вообще заниматься языком. Тогда я решила просто к нему привыкнуть. С одной стороны привыкнуть к звуку и мелодике английской речи, с другой — продолжать изучать его по книжкам и словарям. Этот подход я рекомендую всем, кто начинает его изучать — просто слушать, минут по 10-15 в день. Каждый день.  Привыкать к нему, не вымучивая понимание. Сначала прорезаются отдельные слова, которые понимаешь, потом фразы, потом предложения… Но для этого нужно параллельно изучать его по учебнику, с преподавателем или без, и не лениться заглядывать в словарь, тем более, что сейчас значения слов находятся на расстоянии одного клика мышкой от нас, буквально на кончиках пальцев. Уже не надо, как когда-то было нужно мне, листать толстенный бумажный словарь…

А что было дальше, какие дороги открыл мне английский, я в следующих постах расскажу. :). Как первая несчастная юношеская любовь превратилась в мой счастливый и долгий роман с английским. Ну и конечно же я расскажу о том, как к нему, такому неподъемному, огромному, необъятному подойти, подружиться и счастливо его изучать. 

До встречи! 

По пути на выставку лего-скульптур

Мы с Димком прошлись по Манхэттену. Вот что увидели:

photo (1)

Несколько лет назад я распечатала фотку этой улицы и повесила ее на кухне, над нашим обеденным столом в Воронеже. Тогда еще ничто не предвещало, а сейчас я решила сделать свою фотку этого места, чтобы круг замкнуть. 🙂
Потом двинули на Таймс Сквер. Какое же это сумасшедшее место…

Times Square

Там же увидели и вот этого товарища. Он, как я понимаю, также является местной достопримечательностью.

Times Square 1

Shakatani продолжит вещать в прежнем режиме

Через некоторое время я продолжу выкладывать сюда посты о чем-то новом.  На прошлом этапе моей жизни, с 24 лет по 34, я искала ответы на очень острые личные вопросы.  Самое интересное, что они  нашлись, неожиданные, неоднозначные, не совсем позитивные.  Но понимание и определенность меня успокоили.   Можно заниматься чем-то другим теперь.

Чем же будет это «другое», какие направления для своего блога я вижу сейчас?  Во-первых, это мой самый душевный проект «gratitude 365».  В тяжелые дни, когда не знаешь, как продолжать жить дальше, меня поддерживает именно эта практика:  я думаю о том, что было хорошо, собираю крошки позитива. Например, «как хорошо, что не было дождя — мы быстро дошли до школы», «как хорошо, что компьютер еще работает — на новый мне еще нужно подсобрать денег», «как хорошо, что сегодня нужно было на Манхэттен в банк, сам Манхэттен — это такой яркий калейдоскоп впечатлений».  Как хорошо, что я знаю, о чем хочу написать — это придает направление моей жизни, организует мои мысли и создает подтверждение тому, что моя жизнь была, что в ней были счастливые моменты.  Они будут храниться здесь, как жемчужины на нитке бус.

Во-вторых, я хочу рассказать о моем романе длиной в 31 год с английским языком.  Это была и есть любовь с первого услышанного слова, с первой песни.  Я хотела бы рассказать о том, как складывались мои отношения с ним; на мой взгляд, язык — это живое существо, со своим характером, способное меняться во времени.  Я хотела бы выложить сюда свои преподавательские наработки — мои объяснения различных аспектов английской грамматики и тренировочные упражнения к ним, без ответов.  🙂  Если хотелось бы личных консультаций, то об этом нужно будет лично мне и написать.

В-третьих, я сейчас живу в Нью-Йорке.  Этот город имеет много лиц и достаточно скверный характер, но с ним и в нем никогда не бывает скучно.  Он действительно никогда не спит, он кипит активностью, шумит и спешит.  И в то же время в нем есть Meditation Steps (деревянная лестница, предназначенная для медитаций), Брайант-Парк рядом со зданием библиотеки, где столики, книжки и бесплатные занятия йогой на траве.  Много всего есть, что за целую жизнь не обойти, не пересмотреть.  Но однозначно стоит распробовать цвета, вкусы и звуки.  Я хочу написать о нем.

Есть и четвертая задумка, но для нее нужна своя машина, куча денег и масса свободного времени.  Как и когда — не знаю, возможно, урывками, возможно, в каком-то далеком будущем.  Посмотрим и попробуем приблизить.

Пока я писала этот пост, в мою голову пришла смешная мысль.  Есть выражение, что в жизни женщины должны быть «три К» — кирхе, кюхе и киндер.  Если бы я могла начать свою жизнь заново, то у меня были бы другие «три К» — кофе, кошки и книжки.  🙂  Пока из этих трех в моей жизни присутствует только 1.

В любом случае, я рада сюда вернуться.  Все хорошо, продолжаем работать.